?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Текст писался для профильного форума по "многочисленным просьбам трудящихся". В силу этого предполагает, что книги Дж. Мартина из цикла "Песнь Льда и Огня" читателям текста достаточно хорошо известны.
Сюда выкладываю, ибо времени и сил потратил на текст достаточно, чтобы жалко было потерять его в недрах форумных архивов
.

В ПЛиО образ семьи Старков вне всяких сомнений – центральный. И в наибольшей степени может быть сопоставлен с понятием «главные герои». Это легко видно по тому факту, что количество персонажей «из глаз» которых ведётся повествование среди них практически половина. И бОльшая часть их жизни так или иначе проходит перед глазами читателя. Вполне логично, что Старки в огромной степени символизируют те или иные черты характера и личности, на которые автор хотел обратить особое внимание.
Положительным сторонам Старков уделено более чем достаточное внимание, в силу чего здесь я бы хотел сосредоточиться на рассматривании пятен на этих солнечных лицах. Да простят меня поклонники Старков за покушение на святое, а их оппоненты за недостаточный масштаб срывания покровов…

Эддард
Начну по старшинству. И сразу же замру в оцепенении. Искать недостатки у Эддарда Старка – дело непростое и даже, в чём-то рискованное. Собственно, сам образ главы семьи совершенно явно подаётся Мартином как своего рода моральный эталон. Paragon of Virtue – человек чьи честь и благородство стали в Вестеросе уже притчей во языцех. По официально признаваемому уровню рыцарских достоинств превосходит Неда, пожалуй, только Барристан Селми.
Тем не менее стремительный крах политической карьеры Эддарда наводит на мысли, что чего-то ему не хватало. И либо Вестерос устроен как-то неправильно, либо Нед где-то неправ. Ну или кто-то его подставил (об этой версии ниже). Так или иначе, но именно рыцарские достоинства Неда стали причиной его падения. Что ставит вопрос – несовершенен ли мир, где достоинства становятся причиной позора и гибели, или сами эти достоинства какие-то не такие. Тут уж каждый может осмысливать философскую сторону в силу личных предпочтений, а я сосредоточусь на частностях.
Традиционно выдвигаемые претензии к Неду – глуп, наивен, недальновиден. Не учёл того, не предугадал этого, доверился не тем. Однако я уже как-то рассуждал на эту тему. И пришёл к выводу, что ситуация начинает выглядеть совсем по-другому при допущении, что образ видения Недом ситуации, это взгляд военного. Который привык к наличию явного противника и чёткому пониманию кто на какой стороне поля битвы. Именно этим вполне может объясняться и избыточное доверие тем, кто числится в союзниках, и беспорядочные метания в отсутствие явного врага, и стремление адресовать все возможные обвинения назначенной во враги королеве.
Конечно, это вполне можно считать недостатком. Но я бы скорее полагал это «служебным несоответствием». В должности Десницы Эддард оказался категорически не на своём месте. И не в своё время. Будь ситуация стабильнее – он вполне бы мог и справиться. Но, увы, ставки в игре престолов оказались слишком высоки, а цейтнот слишком очевиден.
Вторая частая претензия – воспитание детей. По большому счёту его характеристика как родителя довольно противоречива. С одной стороны он вполне адекватно воспитывает Робба и Брана. По крайней мере в рамках своих представлений о жизни. С другой – его отношения с дочерьми, особенно старшей, достаточно далеки от идеалов педагогики. Хотя вопрос кто тут виноват – Нед или Санса – до сих пор активно дискутируется фанатами и читателями. Вне зависимости от того чем закончится сия эпическая баталия, можно констатировать, что отсутствие хорошего контакта между военным отцом и отчётливо гуманитарной дочерью переходного возраста трудно счесть чем-то уникальным и из ряда вон выходящим.
Что остаётся? А остаётся главное, на мой взгляд.
Несмотря на отсутствие контакта с Сансой в их отношениях с ней прослеживается не только нерешительность, но и некое стремление к уходу от проблемы. Когда во время их последней мирной встречи за завтраком Санса просит отца объяснить причины расторжения помолвки – тот предпочитает отмолчаться. И вот это я готов записать в его недостатки. Не фатальные, но недостатки. У него может не быть контакта с дочерью, но поговорить с ней как отец он всё-таки обязан. Несмотря на смягчающие обстоятельства в виде больной ноги и общего драматизма ситуации.
Второе – разрешение Брану лазать по стенам и фехтовальные уроки Арьи. В принципе это понять можно. Но вот «не расстраивать маму» путём сохранения этого разрешения от неё в тайне… Как-то это не вяжется с обликом эталонного благородства. Ну в идеале.
Третье и самое сложное – личная честь и чужие чувства. Это самый значительный, на мой взгляд, конфликт данного характера. Нед Старк человек для которого поступать по чести в его собственном понимании – принципиально важно. Выше этого не может стоять ни должность, ни дружба, ни собственная жизнь. Вот только как быть с чувствами близких ему людей?
С одной стороны Нед и здесь отдаёт предпочтение личной чести. Он дал слово Лианне, и он так и унёс тайну рождения Джона с собой в могилу. Чем в немалой степени обрёк на мучительное неведение жену и сына. Жену, которую он искренне любил, и сына с которым, как можно полагать, эта тайна и была связана.
С другой стороны Нед минимум дважды этот принцип нарушает. Дважды за роман он поступает не по чести. Первый раз – когда он даёт Роберту умереть в неведении, но фактически подделывает его завещание. Второй – когда ради дочерей он соглашается признать себя узурпатором, а Джофри – законным сыном Роберта и королём.
Нельзя сказать, что мотивы его «бесчестий» незначительны и не заслуживают понимания и оправдания. Но это поднимает вопрос – что есть личная честь и когда ею можно поступиться? Ответить на который сложно и скорее всего ответ этот для каждого будет личным. От себя могу лишь сказать, что не поступайся Нед честью, и он стал бы Станнисом. Или Бейлором Благословенным…
Что ж. Подведём итоги. И зафиксируем на солнцеликом образе Неда едва заметные пятнышки следующих недостатков. Ну или чего-то, что таковыми можно счесть.
- военный образ мышления
- склонность баловать любимых детей, и устраняться от общения с теми, кого он плохо понимает
- готовность жертвовать чувствами близких людей ради личной чести


В общем всё не так уж и плохо, можно сказать. Образ эталона чести и достоинства остаётся практически непоколебленным. Мало того – способность хотя бы изредка, но жертвовать собственным ради других придаёт ему человечность и симпатичность, которых решительно не хватает «чугунному Станнису». При этом то, что жертвует он редко и только по значительному поводу вполне оставляет его человеком чести. Не впадающим в крайности, но близким к золотой середине.

Кейтилин
Здесь ситуация строго обратна. Не счесть обвинений Кет в глупостях, ошибках и подставах, повергших её мужа и сына к их печальной участи. В какой-то степени эти обвинения можно смело отнести к категории возлагаемых на «козла отпущения». Ибо обвинения жены очищают от этих вин мужа. Ещё активнее это будет происходить с Сансой, но всё по порядку.
Если смотреть на Игру престолов как на своеобразную перетрактовку шаблонного фентези в духе «возьмём банальных персонажей и стереотипный конфликт, засунем в условия близкие к боевым и посмотрим что из этого выйдет и как долго будут сиять рыцарские доспехи среди грязи и мрака реалистичного средневековья?», то образы Неда и Кет вполне можно истолковать в неких стереотипах. Нед это образ мудрого и благородного лорда. А Кет – заботливой матери семейства и любящей жены. Собственно, гербы указывают на такую трактовку совершенно недвусмысленно. Волк Старков и форель Талли предельно красноречивы.
Итак, на образ Кейт надо смотреть именно как на образ матери. В рамках которого она довольно органична. В том числе органична и в наиболее капитальной претензии – нелюбви к Джону. По большому счёту её неприязненное отношение к пасынку более чем объяснимо. Слишком уж явно Нед выставил бастардство Джона. А уж категорическое нежелание раскрывать даже самой Кет тайну его происхождения совершенно недвусмысленно должно наталкивать её на подозрения о том, что неведомая мать Джона до сих пор всё ещё небезразлична её мужу.
Тем не менее, хотя положение Джона и подчёркнуто ущербно, говорить уж о каких-то прямых помыканиях и «статусе золушки» в моём понимании всё же будет преувеличением. Джону достаточно явно указывают на его место и статус бастарда, но при этом он воспитывается вместе с законными детьми Эддарда и на равных основаниях. Его отношения с братьями и Арьей вполне соответствуют нормальным отношениям братьев и сестры. Лишь Санса держит себя несколько отстранённо, возможно под влиянием матери.
Вторым номером традиционной программы обвинений традиционно является захват Тириона. Который в зависимости от личных предпочтений обвиняющего трактуется либо как нарушение закона, либо как глупость (ну или всё вместе и разрушение часовни XIII века в придачу). Вдаваться в детали мне бы здесь не хотелось, лишь замечу, что с точки зрения наличной информации и возможностей действия Кет в этой ситуации на редкость умны, расчётливы и предусмотрительны. И в основе своей продиктованы как раз этой же чертой её образа – стремлением защитить семью от того, кто в данный момент представляется врагом.
Более существенным проступком можно назвать её отсылку Джейме. Здесь возразить что-то в плане непредусмотрительности и даже прямой бредовости поступка достаточно сложно. Ну как ещё можно рассматривать освобождение ценного заложника в обмен на очень сомнительные обещания, да ещё и данные фактически под угрозой жизни (что в судебной практике обычно делает взятые на себя в этом положении обязательства юридически ничтожными)?
Однако тут следует заметить, что наши взгляды на честное слово на войне сформированы образом двух тотальных мировых войн и порождённых ими переворотов в общественном мнении. Тем не менее ещё пару столетий назад ситуация когда пленных отпускали по домам под честное слово (!) не принимать дальнейшего участия в войне была нормой. Что ещё более поразительно – данное в таких обстоятельствах честное слово дома рассматривалось как вполне основательный аргумент для освобождения от повторного призыва. Вот, к примеру, история Луи Антуана де Бугенвиля, более известного как руководителя первой французской кругосветки, в честь которого названо несколько островов, проливов и растений. Будучи взят англичанами в плен при штурме Квебека, он был отпущен во Францию именно под честное слово. И что характерно – его сдержал. Проведя остаток Семилетней войны на дипломатической службе. И вернувшись на военную только по завершению конфликта… Да, были люди в наше время. М-да. Но это я отвлёкся.
Так или иначе, но поступок представляющийся нашему, испорченному безумием XX века, сознанию абсолютно бессмысленным и нелогичным, отнюдь не кажется таковым в рамках сознания рыцарско-средневекового. Хотя нельзя не признать, что рыцарские идеалы и нормы в Вестеросе рубежа III – IV столетий от высадки Эйегона подверглись сильнейшим коррозии и разрушению.
Так или иначе, но упрекнуть Кет в общей глупости или последовательной нелогичности действий я не могу. Она даёт вполне здравые советы сыну, и делает это неоднократно. Она пытается достичь примирения с Фреями и сохранить жизни членов своей семьи. К числу её явных ошибок можно отнести лишь недооценку последствий отсылки Джейме и возможности сговора Фреев, Русе Болтона и Тайвина. Аналогично она даёт не самый удачный совет мужу, подталкивая его в столицу на пост Десницы. Ну что ж. Не каждому же быть политическим гением и прорицателем будущего…
Образ Кейт вообще на редкость цельный и последовательный. И достижения и ошибки её проистекают из одного и того же источника. И назвать этот источник – любовь к семье и детям – недостатком довольно трудно. Омрачает образ лишь выраженная неприязнь к Джону. Она объяснима, но всё же остаётся.
Итак, пятна на рыжем солнце Талли:
- неприязнь к пасынку
- неспособность точно угадать отдалённые политические последствия своих идей и решений


В общем тоже образ получается какой-то не слишком мрачный. И больше характерный скорее ошибками, чем именно недостатками характера.

Робб
Король Севера, потерявший Север. Великий полководец и не менее великий неудачник. Человек, обстоятельства смерти которого затмили свершения его жизни… Без всяких оговорок трагическая фигура в истории Вестероса. Здесь мы вправе ждать поистине море недостатков. Ибо как же ещё объяснить столь печальный конец? Ведь традиционно принято считать победителя несудимым идеалом, а неудачника… в общем неудачником. Которому остаётся лишь плакать, кляня свою судьбу.
Апогеем его недостатков считается женитьба на Жиенне Вестерлинг. (Сериальную версию мы не рассматриваем – этот цирк и фарс исключительно на совести авторов сценария). Ну и запуск Теона на Железные острова.
В силу этого не рассмотреть ситуацию королевского брака специально мы не можем. Она ключевая.
А в ней самой ключевое – причины. По этому поводу есть две общепринятые версии (и третья – моя личная и конспирологическая).
1. Гормоны взыграли. Увидел красивую девушку и немедленно решил женится… Не совсем, правда, понятно, почему бы просто не ограничиться в этом случае правом победителя. Гормоны они штука такая…
2. Психологический шок вкупе с унаследованным от отца благородством – не смог сдержаться а потом уже «как честный человек, я обязан жениться».
3. Конспирологическая и моя. Род Старков почти пресёкся (а на тот момент Робб может быть практически уверен, что он единственный живой Старк – младшие братья согласно официальной версии казнены Теоном, Арья и Санса заложницы с сомнительным шансами на освобождение и долгую и счастливую жизнь), война уже фактически проиграна и в отношении своих перспектив Робб тоже обольщаться не может. Остаётся выход – быстро жениться и родить наследников, которые продолжат род когда сам Робб закономерно проследует за отцом на плаху как мятежник…
Сериал формально поддержал первую версию. Однако сериал не книга и здесь я резервирую за собой право оставить вопрос открытым. И иметь собственное мнение о том, что женитьба Робба всё же не была гормонально обусловленной выходкой озабоченного подростка.
Теперь Теон Бейлонович. Несомненно, по масштабам последствий идея отправить его к отцу вполне сопоставима с воздействием оружия массового поражения. Строго говоря это самое роковое решение во всей истории семьи Старков. Ведь именно шоком от известий о взятии Винтерфелла и казни младших детей были обусловлены и брак Робба и решение Кет отпустить Джейме. А ещё это повлияло на предательство Русе и падение общей атмосферы в войске Робба… И ведь мать предупреждала. Здесь ключевую роль в моём понимании сыграли отношения дружбы между Роббом и Теоном. Амбиции Теона как единственного наследника вполне предсказуемо толкали его на попытку занять подобающее положение принца Железных Островов. А понимания островных реалий не было ни у Теона, ни тем более у Робба. Так что доверчивость и отсутствие разумного скептицизма в минусы старшему сыну Эддарда поставить вполне можно.
Казнь Карстарка. Море написано о том, что надо бы как-то войти в положение, учесть обстоятельства и так далее. Единственное, что я могу сказать – дополнение образа Короля, который потерял Север, образом Короля чьи вассалы плевали на его приказы – по мне не самый лучший вариант… Здесь Робб вполне последовательный сын своего отца. А не гибкий политик, входящий в тонкости обстоятельств.
Теперь о Красной свадьбе. Формально поход туда выглядит роковой ошибкой. И лишним аргументом в пользу умственных проблем Робба и Кет. Однако выглядит таковым он лишь в рамках широкого знания (а лучше всех пяти прочитанных книг). С точки зрения Робба ничего рокового там нет. Люди Русе Болтона направлены туда заблаговременно и именно на них возлагается задача приглядывать за Фреями и гарантировать отсутствие сюрпризов с их стороны. А вот тот факт, что Болтон решил сменить сторону для Робба неизвестен. И, строго говоря, известен быть не может, ибо внятной информации из Харренхолла ему не поступало. Особенно о посещении сей исторической достопримечательности беглым Джейме Ланнистером. Так что обвинение в недостаточной осторожности и предусмотрительности я с негодованием отвергаю.
Итак, подводим итоги.
- эмоциональность и доверчивость к друзьям
- политическая непредусмотрительность и легкомыслие
- поспешность в женитьбе
- неопытность и идеализм


В общем и целом, я бы сказал, что большой недостаток у Робба всего один – молодость. В подавляющем большинстве случаев с возрастом это проходит. Роббу не повезло.
А ещё – образы Робба и Неда в этом плане поразительно схожи. Это в общем-то неплохие и небесталанные люди оказавшиеся в совершенно не соответствующих их опыту и характеру обстоятельствах. И винить их можно только за то, что они согласились в эти обстоятельства попасть. Что отец принял пост Десницы, а сын – корону Севера.

Джон
Здесь мы подходим к уже менее однозначным и простым характерам. Неду, Кет и Роббу в общем легко можно найти однозначные характеристики: Нед – благородный лорд, Кет – заботливая мать, Робб – талантливый, но неопытный лидер. А вот с Джоном подобная однозначность как-то не очень вырисовывается. Его образ многограннее и изменчивее.
Сперва это отверженный подросток и начинающий солдат. Потом – разведчик в тылу врага. Затем – полководец поневоле. В итоге – политик и лидер Дозора.
Также, в отличие от вышеперечисленных, образ Джона ещё не завершён. И только сам Мартин может знать, что будет с ним позже. И любые характеристики и оценки могут носить лишь предварительный характер.
Говоря о недостатках Джона мы сосредоточимся в основном на его образе в последних книгах. В начале ПЛиО он лишь потерявшийся в мире одинокий подросток, ошибки которого обильны и неизбежны, но принимаемые им выборы и осуществляемые решения в целом правильны и честны.
Первым сложным выбором становится его миссия к Мансу. Он вынужден убивать товарища, становиться предателем Дозора формально и доверившихся ему людей Манса фактически. Но такова уж судьба шпиона/разведчика. Это грязная работа, но кто-то же должен её делать?
Более значительно его предательство Игритт. Ибо здесь он предаёт не по заданию Центра, а по личному выбору. И выбор его здесь перекликается с выбором Робба. Но Робб предпочитает личное, общественному долгу. Джон – наоборот. Что ж – у каждого из братьев свой путь. Что показательно – оба приходят по ним к одному и тому же итогу. Обоих предают собственные товарищи и подчинённые. Но не будем забегать вперёд.
В роли руководителя Дозора Джон демонстрирует не по годам развитые таланты дипломата и администратора. Заслуживающие всяческой похвалы и одобрения. Но на этом же этапе он и начинает рыть себе яму. Ибо начинает расширять своё понимание своего долга.
Нет – в расширении понимания от «защищать подданных Железного Трона» до «защищать всех людей» нет ничего плохого. Даже наоборот. Проблема там в том, что подчинённые об этом расширении ничуть не в курсе. И начинают трактовать это расширение долга как отступление от долга. Здесь в действиях Джона начинает прослеживаться параллели с деятельностью его отца. Оба оказались не в состоянии создать себе команду единомышленников. Максимум у обоих были друзья, но не единомышленники. Неумение увлечь окружающих своими идеями явно можно причислить к наследственным особенностям семьи Старков.
Мало того. Довольно скоро Джон снова сталкивается с выбором между долгом и личным. Но теперь это не Игритт, а возможность стать лордом Винтерфелла (фактически компенсация детских и юношеских упрёков в бастардстве) и затем судьба сестры. Искушение реализацией юношеских комплексов Джон преодолевает, но искушение судьбой семьи оказывается сильнее. В исходе «Танца Драконов» он всё-таки делает свой роковой выбор. Как и у брата – личные обязательства оказываются сильнее долга. Можно спорить о степени и возможности сопоставимости этих ситуаций, но в данном случае я говорю лишь об их аналогичности. И аналогичности их исхода. Выбирая своё человек остаётся один. Но это уже отдельный разговор, а с образом этого члена семьи мы подходим к итогу рассмотрения.
Итак, что можно найти на Джона Сноу?
- готовность к предательству во имя долга
- неумение привлекать людей на свою сторону

В общем поразительно мало, для столь противоречивой личности. Большая часть карьеры Джона на Стене – постоянно лавирование между взаимоисключающими позициями и интересами. В целом во многом успешное. Хотя в конечном итоге все же лавировали, да не вылавировали. Количество позиций и степень их взаимоисключений стали чрезмерными и превзошли возможности Джона. Он оказался перед выбором предать истинную цель своей деятельности как лидера Дозора или же формальную позицию Дозора. Он свой выбор сделал. Оказавшись формально предателем и человеком чести, по существу. Тяжелая судьба.

Санса
Ну этот персонаж традиционно занимает место паршивой овцы и чёрного пятна на светлом образе семьи. Ещё бы – такого отца предала, такую сестру не поддержала, от такого мужа отказалась, а уж с какими негодяями спелась… В общем клейма ставить негде. Ну, будем посмотреть, как говорится.
Первый взгляд демонстрирует нам девочку слегка оторванную от реальности, в достатке наделённую подростковым эгоизмом и непониманием жизни, а также аристократическим снобизмом. Плюс ко всему питающую искренний пиетет перед формальными авторитетами и поверхностную в оценках окружающих. Не выдающейся силы духа, легко и успешно искушаемую властью, красотой и влиянием.
На самом деле, если смотреть на этот образ в отрыве от окружения – ничего ужасающего или глубоко порочного там в глаза не бросается. Довольно жизненная девочка, не без недостатков, но вполне в рамках нормы. Вполне с шансами на преодоление этих недостатков. Ничего жуткого. Особенно на фоне того паноптикума физических и нравственных уродов, подлецов, предателей, интриганов, убийц и негодяев всех мастей, которых столь щедро представляет нам Мартин на страницах саги.
Однако, как говорилось в старой французской комедии по «Трём мушкетёрам» о Людовике XIII – не так уж и легко прослыть выдающейся личностью, будучи одновременно сыном Генриха IV и отцом Людовика XIV…
На фоне таких выдающихся фигур как родственники обычная девочка Санса действительно выглядит каким-то мрачным и чужеродным пятном. А если учесть, что её основное занятие в первой книге – это хотеть, как лучше и получать как всегда. В общем некоторые основания для подобной читательской оценки вроде бы есть. К тому же Санса ещё и категорически неактуальна в нынешних условиях. Она совершенно не рвётся быть самостоятельным и деятельным членом вестеросского общества, обладать активной гражданской позицией, делать политическую или иную карьеру. Даже какого-нибудь престижного хобби и то она себе не завела. Её мечты – удачно выйти замуж и стать образцовой и успешной домохозяйкой… ну как-то немного несовременно, что ли.
Тем не менее внимательное рассмотрение характера Сансы (особенно в последующих книгах) обнаруживает в ней явные достоинства – милосердие, готовность к прощению, доброту, стремление к миру и компромиссу… Конечно это не совсем те достоинства, которые читатель привык видеть в героях развлекательной и фентезийной литературы, где пистолет традиционно ценится куда выше доброго слова. Но и счесть их недостатками лично я не готов.
Вообще как ни странно, Санса – последовательная дочь своего отца. Одна из немногих (наравне, пожалуй с Джоном, но более последовательно) сохранившая ту самую его черту, что заставляла Неда говорить с Серсеей и бросать регалии Десницы в лицо Роберту. Способность ценить человеческую жизнь. Саму по себе, а не относительно практической «стоимости» её носителя. И ту – которая заставляла Неда ужасаться предложению Русе добить раненого Селми. Умение прощать врагов.
Но что же о недостатках? Их есть у неё. Санса умеренно дальновидна (хотя принимая, что ей на начало книги одиннадцать лет от роду…), склонна оценивать людей по внешности и положению (впрочем, менять своё отношение, познакомившись ближе – она тоже способна), пуглива и склонна видеть мир в довольно розовых красках. Либо наоборот – преимущественно в чёрных, если ей плохо.
Она может испугаться и отказать подтвердить свои слова на разбирательстве в Дарри, может не видя опасности идти к Серсее поговорить о помолвке в разгар кризиса. Но при этом у неё крайне сложно найти злой умысел в том или ином поступке. Она классическая героиня трагедии ошибок. Что в определённой степени также сближает её с отцом. Хотя тот и совершает ошибки ради чести, а Санса – ради себя. Впрочем, в чести тоже есть что-то от «себя».
В общем и целом она:
- наивна
- неопытна
- нерешительна

В список можно было бы добавить «эгоистична» - но это качество имеет склонность заметно уменьшаться по ходу повествования.
При этом она не лишена фирменного выбора всех Старков – между личным и долгом. Но в отличие от других ей он дан минимум дважды. Впервые она выбирает личное в Игре – и это губит её отца. Но в Пире ей даётся вторая попытка, более серьёзная – выбор между собой и Алейной Стоун. Этот выбор ещё не завершён и оценивать его пока я не могу.

Арья
Следующая дочь Эддарда являет собой практически полную противоположность Сансе.
В первой книге Арья предстаёт жизнерадостной и довольно шаловливой девочкой, независимой в суждениях, остро переживающей любую несправедливость и лишённой сословных предрассудков. В общем образом светлым и радостным. Практически лишённым тёмных пятен.
Увы, дальше эта идиллия рассеивается самым печальным образом. И символом этого преображения становится подаренный ей братом клинок – Игла. Этот меч становится орудием превращения юной девочки в олицетворение мести. Сначала через столкновение в Дарри, потом через первое убийство…
При этом в пути Арьи в общем-то практически нет выбора – она ведома обстоятельствами, ломающими ей жизнь и превращающими в холодного и безжалостного убийцу. Выборов у неё за всю книгу в общем три – искушение Якена, побег из Харренхолла и возвращение в храм в Браавосе. Впрочем, подробный обзор её образа не входит в задачу этого текста. Это совершенно отдельное размышление.
Здесь же я скажу, что к концу уже написанных пяти книг Арья крайне далека от своего образа из первой книги. Что сильно затрудняет попытку говорить о её недостатках и чертах. Слишком уж значительно изменение характера. Да и вообще в том чтобы говорить о недостатках наёмного убийцы видится мне некоторый парадокс. Что вообще можно считать недостатками киллера – плохую стрелковую подготовку?
Тем не менее за гуж я уже взялся и деваться мне особо некуда. Оставим в стороне общефилософский вопрос о том хорошо ли быть убийцей. Что конкретно можно предъявить Арье?
Она принципиально не ценит общественных условностей. Видеть в этом отсутствие воспитания или же наоборот – независимый и самостоятельный взгляд на жизнь? Или же просто обычное детское непослушание? Считать это недостатком или достоинством?
Она берёт на себя семейное право карать дезертиров из Дозора. Это осознание чести и статуса семьи или неадекватное самоуправство подростка?
Она определённо мстительна – одна её «молитва» чего стоит. Но с другой стороны в ситуации с Сандором Клиганом её рука не поднимается непосредственно эту месть осуществить. Значит есть что-то у неё в душе и кроме квинтэссенциальной мести? Что-то от понятия «справедливости»?
В общем, каждый из её потенциальных недостатков с лёгкостью может быть превращён в достоинство и наоборот.
Ну и, как и в случае с Джоном и Сансой, – образ Арьи не завершён. И, как и сестра, она стоит перед выбором – собственное лицо или чужая маска. Санса выбирает между собой и Алейной, Арья – между собой и безликостью. И что предпочтёт каждая из них – пока остаётся ведомо только автору.
Подводя итоги, Арья Старк
- справедлива до мстительности
- самостоятельна до самоуправства

В общем, как я уже сказал, считать это недостатками или достоинствами – вопрос во многом личный. С моей же точки зрения – вопрос в степени выраженности. У Арья эта выраженность достигает почти крайних значений.

Бран
Браться за образы младших детей Эддарда довольно сложно. Ну, в самом деле, что можно сказать о недостатках персонажей ещё пребывающих глубоко в детстве? Нет, можно утверждать, что в средневековой обстановке дети взрослели раньше, и вообще тяжёлые жизненные обстоятельства должны были повлиять… Конечно, они повлияли. Но факта десятилетнего возраста нашего героя к концу доступной на данный момент части саги это никак отменить не может.
Причём большая часть известной нам, как читателям, его жизни прошла уже после трагического падения с башни. Инвалидность вполне могла весьма отрицательно повлиять на характер Брана и породить массу недостатков. Но этого не случилось. Бран – один из наименее спорных и наиболее положительных членов семьи. Честно говоря, практически не припомню высказываемых в его адрес серьёзных претензий и обвинений.
Собственно единственное, что можно поставить ему в явный упрёк – нарушение родительского запрета лазать по крышам Винтерфелла. Но выдвигать непослушность в качестве серьёзного недостатка шестилетнему ребёнку – это уж что-то совсем неадекватное. Более значимым можно счесть любопытство. Именно оно в куда большей степени ответственно за его падение, нежели сама по себе склонность к стенолазанию. Нет, в самой по себе тяге к знанию нет ничего предосудительного. Просто, как было сказано уже давным-давно, во многая знания – многая печали.
В общем, лично на мой взгляд единственное пятнышко, омрачающее образ Брана это именно оно:
- любопытство
Это можно было бы списать на возраст, но дальнейшая судьба Брана явно указывает, что это куда более глубокое.

Рикон
Остаётся последний из семи членов семьи Старков. И наиболее сложный для обсуждения. Ибо говорить о характере трёхлетнего ребёнка довольно сложно. По сути какие-то выводы мы можем делать только по характеру его лютоволка (который, как и у остальных, так или иначе отражает суть хозяина) и говорить не столько о существующих недостатках, сколько о перспективах их развития.
И картина здесь, скажем мягко, сильно неоднозначная.
Волк Рикона – самый злобный и неконтролируемый. Да ещё и символично чёрный. Сам Рикон растёт в крайне тяжёлых условиях. Причём если Бран ещё может понимать причины происходящего и тот факт, что воля его родных здесь не при чём, и корень зла в обстоятельствах, то Рикон ещё слишком мал. И к его последнему появлению на страницах мы видим ребёнка озлобленного на весь мир, включая собственную семью. И отправляемого для укрытия в место, обладающее, скажем прямо, довольно специфической репутацией.
В силу чего представить себе, какой представитель семьи Старков оттуда вернётся нам пока сложно, но подозревать, что это окажется человек не слишком добродушный, мы вполне можем.
Но это всё равно будут лишь очень туманные предположения. Ибо если образы Сансы, Арьи и Брана ещё не завершили своего развития, то образ Рикона его вообще только начинает. И делать по первым шагам пути предсказания его исхода, конечно можно. Но шансы не угадать – слишком велики.

Хит-парад
Ну и раз уж пошло дело об обзоре, то обязательным элементом читательских ожиданий будет ранжир – у кого из Старков недостатков больше.
Здесь я ожидания злостно обману – пусть каждый равняет эти недостатки сам, если хочет. Я лишь попытался их оценить с моей личной точки зрения. И пришёл к следующим выводам.
Эддард – старый солдат, не знающий слов любви. Его сущность – честь.
Кет – любящая мать, готовая на всё ради детей. Её сущность – любовь.
Робб – юный рыцарь, готовый наивно пробовать мир на прочность, не осознавая, что тот однозначно прочней. Его сущность – ответственность.
Джон – дозорный в ночи, несущий свой крест и сражающийся по мере сил с искушениями. Его сущность – долг.
Санса – простая девушка в крайне непростых обстоятельствах, превращающих любую бытовую ложь в глобальное предательство. Её сущность – прощение.
Арья – воплощённые совесть и месть семьи Старков. Её сущность – справедливость.
Бран – почти классический ученик чародея. Его сущность – знание.
Рикон – его образ также тёмен, как шерсть его волка. И его сущности мы пока не знаем. А гадать я не буду.
Недостатки и достоинства каждого из них проистекают из их сущностей. И те из Старков кто погиб, так или иначе, но погибли через нарушение своей сути. Эддард отступил от чести. Кет – пошла против сына ради своих планов сговора с Ланнистерами, Робб предпочёл личную честь (или удовольствие) возложенным на него обязанностям, Джон преступил долг дозорного ради спасения сестры.